Курсы валюты
1 USD 17,1276 L
1 EUR 19,4080 L
1 RUB 0,2417 L
1 UAH 0,6320 L
1 RON 4,0068 L
press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96095) Добавить сайт »   Сегодня: 14.07.2020


Замдиректора Института им. Пастера Александр Семенов: какую погоду на самом деле любит коронавирус

02.06.2020

«КП» поговорила о загадках нового вируса и о том, что нас может ждать дальше, с вирусологом, который не понаслышке знаком со многими опасными инфекциями [Часть 1]

Доктор биологических наук Александр Семенов не только ученый, исследователь, но и, что называется, вирусолог-практик. Он летал в Африку для оказания помощи в борьбе со смертоносной вспышкой лихорадки Эбола. После появления коронавируса SARS-CoV-2 несколько раз ездил в охваченный эпидемией Китай. Вместе с командой российских военных вирусологов помогал итальянским врачам в Ломбардии.

Мы поговорили с заместителем директора Санкт-Петербургского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Роспотребнадзора о том, что еще непознанного и загадочного остается для ученых в новой инфекции. И что может ожидать человечество дальше.

КАКУЮ ПОГОДУ НА САМОМ ДЕЛЕ «ЛЮБИТ» КОРОНАВИРУС

- Александр Владимирович, наступило лето, и людям хочется надеяться, что оно поможет поскорее «выжить» коронавирус. В Интернете на этот счет споры: насколько серьезно погода влияет на распространение «короны». Вы, как ученый и вирусолог, знакомый со многими инфекциями не понаслышке, что думаете?

- Судите сами: на улице может быть и плюс 30, и плюс 40, а у вас внутри как было 36,6, так и останется. Поэтому каждый зараженный человек – это живой инкубатор, в котором сидит коронавирус. (От редакции: напомним, температура, при которой погибает SARS-CoV-2, не менее 56 градусов Цельсия).

- Нас постоянно предупреждают, что люди заражаются еще и через фомиты — предметы и поверхности, на которые попал вирус от больных. Может, за счет летней погоды он будет быстрее погибать в окружающей нас среде?

- Да, вирус распространяется в капельках — слюны, слизи и т. д. И вот в этих каплях он, возможно, будет быстрее инактивироваться (терять способность заражать. - Ред.). За счет этого должно пойти некоторое снижение заболеваемости. Очень на это надеюсь и, думаю, скоро мы получим первые доказательства. С другой стороны, глядя на южные страны, мы видим, что может быть вполне тепло, а вирус прекрасно распространяется, невзирая на ультрафиолет...

- В центральной части России зарядили дожди. Что для коронавируса «лучше»: влажная погода или сухая?

- Чем суше, тем проще ультрафиолету добраться до вируса. Идеальная погода для него — когда сыренько и прохладненько. Очень жарко и сыро, скорее всего, нехорошо. Жарко и сухо - плохо. Влажность в целом для большинства возбудителей любых инфекций – благоприятный факт. Так они могут пережидать в окружающей среде, пока не доберутся до восприимчивого организма и не заразят его.

У НАС ЕСТЬ «ГОСТЬ» ПОСТРАШНЕЕ, ЧЕМ АТИПИЧНАЯ ПНЕВМОНИЯ И КОВИД

- Еще один предмет споров и обсуждений — как дальше будет развиваться эпидемия. Одни говорят, что мир никогда не будет прежним, произошел кардинальный перелом, мы будем жить с этим вирусом всегда. Другие утверждают, что уже с середины лета «коронавирус уйдет в спячку, и нам его даже найти будет трудно». Вы как считаете?

- Чтобы определить, какой сценарий более вероятен, нужно сходить вот из чего. Не менее 15% простуд каждый сезон у нас вызывают возбудители из семейства коронавирусов. Исследования показывают, что 80% населения Земли имеют антитела к разным сезонным коронавирусам. Поэтому, с одной стороны, такие вирусы вполне благополучно уже приходили к человечеству и некоторые из них оставались.

С другой стороны, есть коронавирусы, которые не смогли закрепиться в человеческой популяции. Одна из последних задокументированных и хорошо исследованных попыток – это история атипичной пневмонии, которая возникла как будто из ниоткуда. Хотя, ученым прекрасно понятно, откуда она взялась. Но для мирового сообщества это было «ух ты, из ниоткуда вдруг такая головная боль», болезнь с летальностью значительно выше, чем нынешний COVID-19, - почти 10%. В 2002 году она всех пугает, в 2003 году пытается расползтись по миру, предпринимаются серьезные меры, боремся, боремся. Побороли. Последние 17 лет об этом вирусе ни слуху, ни духу. Видимо, его заразности было недостаточно, чтобы перебраться на нового хозяина. Это всегда критичный момент для вируса.

Есть и еще более страшный представитель семейства коронавирусов, чем атипичная пневмония и возбудитель COVID-19. Это вирус MERS (Middle East respiratory syndrome, Ближневосточный респираторный синдром. - Ред.). От него умирал практически каждый третий. Но, судя по всему, MERS еще менее заразен, чем была атипичная пневмония. Поэтому, хотя из резервуара его пока и не элиминируют (не уничтожают), он где-то периодически вспыхивает, как было совсем недавно, но там же и кончается, по миру не расползается.

МИР НЕ БУДЕТ ПРЕЖНИМ ИЛИ СКОРО МЫ ВСЕ ЗАБУДЕМ?

- Словом, у вирусов есть неудачные попытки закрепиться среди людей, - продолжает Александр Семенов. - В частности, когда очень быстро умирает промежуточный хозяин. Судя по тому, что наш нынешний коронавирус продемонстрировал умеренную летальность при достаточно высокой заразности, у него есть все шансы «победить в соревновании» и остаться гостить у нас надолго. Мы видим, что так происходит с некоторыми респираторными вирусами, живущими в природе и в людях. Так же и COVID-19 может «превратиться» в заболевание, которым люди будут болеть сезонно, скорее всего. То есть когда будет наиболее благоприятная погода: сыро и прохладно.

- А можно ли надеяться, что нынешний коронавирус станет более гуманным? То есть со временем адаптируется к человеку, и последствия заражения будут ближе к обычным сезонным простудам, а не такие тяжелые и непредсказуемые, как сейчас для части больных?

- Это не впервой происходит, любому паразиту выгодно жить с хозяином как можно дольше, неважно, какой это паразит – бактериальный, вирусный и т.д. Примеров тому много. Например, такая неприятная и деликатная инфекция, как сифилис, тоже когда-то была в новинку для европейцев. И сначала это было крайне агрессивное заболевание, от которого люди буквально сгорали в течение двух-трех месяцев. Но постепенно человек и бактерия бледная трепонема друг к другу приспособились, и сейчас это не менее отвратительная, но, по крайней мере, не моментально убивающая людей инфекция.

На протяжении последних 100 лет мы помним и испанку, и пандемию гонконгского гриппа… К нам приходил грипп, который каждый раз переодевался в новую одежду. Мы всегда встречали его крайне тяжело, были массовые заболевания, высокая летальность, тяжелое поражение, особенно уязвимых групп населения. Но проходило время, и этот вариант вируса гриппа становился человечеству знаком, мы друг к другу приспосабливались, и дальше как-то сосуществуем.

Есть шансы, что по такому сценарию сложится судьбы и новой коронавирусной инфекции. Это не повод ни радоваться, ни успокоиться, ни останавливать разработки вакцины, потому что для защиты уязвимых групп она все равно будет нужна.

«ОТ ИСПАНКИ НАС ОТДЕЛЯЕТ 100 ЛЕТ ПРОГРЕССА»

- Александр Владимирович, вы участвовали в борьбе со вспышкой Эболы, бывали в очаге эпидемии коронавируса в Китае, в пострадавшей итальянской Ломбардии. Как исследователь знакомы с тяжелыми вспышками гриппа. Если сравнивать нынешний коронавирус с другими инфекциями, на какое место вы бы его поставили?

- Я бы сказал, что COVID-19 это испанка XXI века. Кто-то парирует: да там же были миллионы погибших. Но нельзя сравнивать абсолютные цифры, мы сейчас живем в другом мире. Нужно учитывать, что с пострадавшими от испанки нас разделяет 100 лет прогресса и эволюции, в том числе в медицине. Никому сейчас в голову не приходит, как тогда, если вы посмотрите фотографии 1916 - 1919 годов, укладывали всех в одну палату – и больных, и не больных гриппом. И только сестра милосердия ходила и клала руку на лоб и молилась об их выздоровлении. Сейчас мы боремся с эпидемией, врачи стоят насмерть до самого конца, мы спасаем жизни людей, каждого индивидуально. Но в целом, по масштабам, по потрясению, наверное, по тому шоку, хаосу, социально-экономическим последствиям – да, нынешний коронавирус это именно испанка XXI века. И очередное напоминание человечеству: нам только кажется, что Земля очень большая. Она маленькая, и мы очень уязвимы на ней.

ВОПРОС В ТЕМУ

Кто такие суперраспространители инфекции?

- В Интернете можно встретить понятие «суперраспространители коронавирусной инфекции». Они действительно существуют или это фантазии?

- Да, есть такое научное понятие Super-spreader (по-русски как раз «суперраспространитель»). Речь идет о пациенте, который заражает очень большое количество людей. Это не новая вещь, известно достаточно давно. Такими суперраспространителями становятся чаще всего общественные, религиозные деятели. Например, известна и прослежена очень тщательно история про распространение коронавируса в Южной Корее. Все это было на территории религиозной общины. Одна из женщин приехала из Уханя и заразила практически полторы тысячи человек.

Эпидемиология – это наука. Многие ограничения, неприятные для людей вещи, пишутся действительно кровью - жизнями людей, больничными койками, эпидемиями и т. д. Почему последними отменяются ограничения на массовые мероприятия? Потому что в таких местах достаточно даже при не очень заразной инфекции появиться одному человеку-суперраспространителю, который будет тесно контактировать с большим числом людей длительное время. Например, на совместном богослужении или свадьбе на 300 человек – все подошли целоваться и обниматься с молодоженами. И один человек может заразить десятки, сотни других.

В начале нынешней эпидемии мы слышали, да и сейчас можно услышать: чего вы так волнуетесь из-за коронавируса, если у нас всего 100 больных?! Были такие настроения. Посчитали – всего 0,01% зараженных. Замечательно. А теперь возьмите 2 - 3 суперраспространителя — у вас были сотни, а стали тысячи. Были тысячи - стали миллионы. Вот что такое эпидемия. Это живой процесс. Она способна к лавинообразному, взрывоподобному распространению. Это та сжатая пружина, которую нельзя бросать, нельзя переставать уделять ей внимание, нельзя наплевательски к этому относиться до самого конца, пока эта гадина не уничтожена.

Продолжение следует. Во второй части интервью читайте о том, какими способами чаще и реже передается коронавирус по последним данным, какую еду наиболее безопасно заказывать на вынос и нужно ли нам теперь навсегда перенять «азиатскую моду» ношения масок в общественных местах.

Автор благодарит за содействие в организации интервью руководителя пресс-службы Роспотребнадзора Анну Брычеву.

АННА ДОБРЮХА


 Источник: kp

Copyright (с) 2000-2020, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio